Знакомство петра1 и екатерины

Походная жена. За что Пётр I полюбил немецкую простушку? | История | Общество | Аргументы и Факты

Когда Екатерина, по кончине Петра, стала самодержавною единою . что знакомство солдата с пасторскою служанкою тем только ограничилось, что он дорогой "Шишечка" был преемником Петра I на российском престоле. Вторая жена Петра I - Екатерина Алексеевна Михайлова Знакомство Екатерины с российской армией началось с постели унтер-офицера, фамилия. Царь Петр и Екатерина. История любви. В документах эпохи, исключительно богатых, мало свидетельств о взаимоотношениях Петра и Екатерины.

Летом года Катерина, сопровождавшая Петра Первого во время Прутского военного похода, сняла все до одной драгоценности, которые были ей подарены царём и велела отдать их туркам, которые окружили русские полки, в качестве выкупа.

Такой смелый и чувственный поступок так тронул монарха, что он твёрдо решил для себя, что по возвращению на родину он узаконит отношения с Екатериной.

То, что существовала масса препятствий для совершения этого поступка — царя мало волновало. Он быстро избавился от своей нелюбимой жены Евдокии Лопухиной, брак с которой был навязан ему в юности матерью и спровадил её на служение в монастырь. Екатерина I поразила сердца будущего императора своими своей заботой и внимательным отношением. В следующем году царь учреждает орден Святой Екатерины и в память о Прутском походе награждает им свою супругу двадцать четвёртого ноября года.

Седьмого мая года Екатерина становится императрицей, а за год до этого важного события в честь жены царя называется город на Урале Екатеринбург.

Однако, стоит заметить, что несмотря на привязанность и чувства супругов, между ними не всегда царила идиллия. Пётр часто проводил время с другими женщинами и Екатерина знала об. Кроме того, и она сама имела интригу с камер-юнкером Виллимом Монсом. Как только слухи об этом дошли до царя, он повелел колесовать любовника официальная причина — казнокрадствопосле чего приказал доставить его заспиртованную отрубленную голову в покои императрицы.

В этот период супруги прекращают общаться, и лишь когда правитель лежал на смертном одре, оба супруга смогли примериться. Царь умер утром двадцать восьмого января года на руках царицы.

Верно только то, что время, когда Петр сошелся с Мартою, близко сходится с тем временем, когда у него произошел разрыв с Анною.

Не знаем наверно, когда именно произошло это новое сближение царя, и только можем догадываться, что день, когда он впервые узнал Марту, было 28 сентября — вероятно, года. Это мы предполагаем на том основании, что в году Петр из Карлсбада писал к этой Марте, ставшей уже его женою, и, выставив 28 сентября, приписал: Но это с нашей стороны только предположение, потому что, могло быть, Петр намекал и на что-нибудь другое, замечая день 28 сентября.

После того как Петр решился взять Марту себе любовницею, он велел перебраться ей к нему, и несколько времени спустя Марта приняла православную веру и наречена была Екатериною; восприемником ее был царевич Алексей Петрович, и поэтому-то она была названа Алексеевною. Когда именно случилось это обращение к православию мариенбургской пленницы — нет данных определить. Марта, теперь Екатерина, жила с тех пор несколько лет в Москве, чаще в Преображенском, в сообществе девиц Арсеньевых из которых одна, Дарья Михайловна, была потом женою Меншиковасестры Меншикова и Анисьи Толстой.

От 6 октября года есть письмо, в котором подписались все эти женщины [4]а любовница Петра назвала себя "сама третья", что доказывает, что у нее в то время было уже двое детей от Петра. Но Екатерина не постоянно, не безвыездно находилась в Москве, часто царь требовал ее к себе, и она несколько времени ездила с ним в его непосидячей жизни, а потом снова возвращалась в Москву.

Она носила название Екатерины Василевской [5]но потом ей переменили прозвище и стали называть Катериною Михайловною, потому что Петр проходил служебные чины под именем Михайлова. В то время, когда Екатерина не находилась вместе с царем, Петр беспрестанно писал к ней и в письмах своих называл ее маткою, разумея, что она — мать его детей, а близкую к ней Анисью Толстую — теткою, прибавляя иногда эпитет "многомысленная"; она же в шутку называла себя "тетка несмысленная".

Эта Анисья Толстая в первые годы была, как кажется, чем-то вроде надзирательницы Петровой любовницы. Екатерина по отношению к Меншикову, своему бывшему хозяину и господину, несколько лет соблюдала уважение, и Меншиков все-таки обращался с нею заметно с тоном человека, стоявшего выше ее, который при случае может повлиять на ее судьбу.

Но эти отношения изменились в году. До тех пор Меншиков писал ей: Много лет о Господе здравствуй! Это показывало, что Петр уже признавал ее своею законною женою и все подданные должны были признавать ее в этом звании. Сам Петр в своих письмах к Екатерине на конвертах стал титуловать ее царицею, а к ней обращаясь, выражался: Впоследствии царь заявлял во всеобщее сведение своему народу о каких-то важных заслугах, оказанных Екатериною во время Прутского дела, когда государь со своими военными силами очутился в критическом положении, но в чем именно состояли эти заслуги Екатерины, не объявлял об этом ее царственный супруг, и из всех сохранившихся современных описаний Прутского дела нельзя вывести ничего, что бы могло указывать на важное участие Екатерины.

Неясное свидетельство самого Петра об участии Екатерины в Прутском деле впоследствии подало повод к произвольным измышлениям. Составилось мнение, что Екатерина в минуты всеобщей опасности пожертвовала все свои драгоценности на подарки, назначенные для того, чтобы склонить визиря к миру и через то иметь возможность вывести всю русскую армию из безвыходного положения, в котором она тогда находилась.

Так рассказывалось в Веницейской истории Петра Великого и у Вольтера; от них этот рассказ перешел к Голикову; то же повторялось многими. Эти рассказы сделались анекдотическою баснею, наравне, например, с баснею о спасении царя Михаила Федоровича Сусаниным, и многими другими такими же историческими баснями, которые принимались без строгого расследования их достоверности. Мы, с своей стороны, не можем прибегать насчет этого ни к каким предположениям.

Тем не менее несомненно, что Екатерина умела в эти минуты заявить себя и угодить Петру. Через много лет после того, когда государь, уже принявши титул императора, вознамерился короновать свою супругу императорскою короною, в указе об этом он свидетельствовал о важных услугах отечеству, оказанных Екатериною в году во время Прутского дела.

История правления Петра I и Екатерины I

Нам остается неизвестным, каким именно в Прутском деле участием приобрела Екатерина такую славу, но отвергать достоверность этого участия не имеем права после того, как слышим о таком участии от самого Петра. Со времени Прутского похода отношения Петра к Екатерине как-то возвысились и облагородились. Часто мы видим Екатерину неразлучною спутницею Петра. Она с ним совершила заграничное путешествие по Западной Европе, хотя не сопровождала своего супруга во Францию и оставалась в Голландии на то время, как Петр посетил эту страну.

В году Екатерина сопутствовала Петру в Персидском походе, разделяя славу его успехов, так же как одиннадцать лет тому назад разделяла скорбь неудачи в Турецкой войне. Большинство писем Петра к Екатерине и Екатерины к Петру, писанных в те промежутки времени, когда обстоятельства вынуждали супругов находиться в разлуке, относится к периоду от года до кончины Петра, или от того времени, когда Екатерина стала признаваться всеми царицею и законною супругою русского государя, до тех минут, когда, овдовевши, она сделалась единственною и полною самодержицею в России.

Незаменимую потерю понесла бы история, если б не дошла до потомства эта переписка супругов Письма русских государей. Личность Петра Великого осталась бы не только в тени, но и в неверном свете. Петр здесь как семьянин, и притом семьянин счастливый, — это совсем не то, что Петр — политический деятель или Петр, связанный узами брака с особою, которую он любить не в состоянии. В письмах его к Екатерине нет и тени тех черт суровости и черствости, которые сопровождали всю деятельность государя вне его отношений к любимой жене и семье.

Во всем и везде видна у него нежнейшая привязанность. Он скучает без нее, когда дела отвлекают его от семейного очага, и она скучает без. В году, когда Петр ездил во Францию, а Екатерина на то время оставалась в Голландии, он писал к ней: Видна нежная заботливость о своей жене, проявлявшаяся особенно тогда, когда Екатерине приходилось пускаться в дорогу.

В году он писал: В году. Для чего я писал, двадцать верст отъехав от Новгорода, к коменданту, чтоб тебе велел подводы ставить старою дорогою". В году писал он, возвратившись прежде нее в Петербург: Дорога перспективная очень худа, а особливо чрез мосты высокие, которые чрез реки многие не крепки; того ради, лучше чтоб пешком перешла или в одноколке переехала". Нередко супруги, находясь друг с другом в разлуке, посылали один другому подарки.

Когда государь находился за границею, Екатерина посылала ему пива. В году Петр благодарил Екатерину за присланный презент и писал ей: Право, на обе стороны достойные презенты: Вероятно, для вспоможения старости Екатерина послала тогда Петру вина, а он ей каких-нибудь нарядов.

В следующем затем году Петр из Брюсселя прислал Екатерине кружева. Находясь в этом же году на водах в Спа, Петр писал: А что пишете для того мало послала, что при водах мало пьем, и то правда, всего более пяти в день не пью, а крепыша по одной или по две, только не всегда, иное для того, что сие вино крепко, а иное для того, что его редко".

Сама Екатерина, показывая заботливость о здоровье супруга, писала ему. Супруги посылали друг другу также ягоды и фрукты: Екатерина в июле года послала Петру, находившемуся тогда в морском походе против шведов, "клубники, померанцев, цитронов" вместе с бочонком сельдей.

Как заботливая жена, Екатерина посылала супругу принадлежности одежды и белья. Однажды из-за границы он ей писал, что на устроенной пирушке он был одет в камзол, который она ему перед тем прислала, а другой раз, из Франции, он писал ей о положении присланного ему белья: В числе презентов, посланных Екатерине, один раз были посланы Петром его остриженные волосы. Часто переписка между супругами касалась домашнего хозяйства. Петр, находясь за границею, поручал жене наблюдение над хозяйственными заведениями.

Так, между прочим, она наблюдала над устройством петергофских прудов и фонтанов. В июле года Екатерина писала Петру. Ныне старую желтую глину выносят, потом буду делать по вашему изволению".

С особенною живостью писала Екатерина о детях своих, извещала Петра о здоровье царевен и царевича, любимца обоих родителей, которого они прозвали Шишечкой. Оный дорогой наш Шишечка часто своего дрожайшего папа упоминает, и при помощи Божией в свое состояние происходит и непрестанно веселится мунштированием солдат и пушечного стрельбою".

В важных семейных делах, как видно, Екатерина всегда испрашивала решения мужа, и вообще, как показывают многие черты, не смела выходить из его воли. Петр делился с женою, как с своим истинным другом, известиями об одержанных победах и посылал ей ведомости о сражениях и политических делах. Так, в июле года он извещает Екатерину о победоносных подвигах генерала Лесси над шведами.

А как был бой и какое потом оный генерал разорение неприятелю учинил, тому посылаю обстоятельную ведомость — с его письма копию и сим вас поздравляем". Здесь Екатерина выражает не собственные взгляды и желания относительно войны, а подлаживается к тогдашнему направленно Петра, очень желавшего мира, но с выгодою для России. Вести о победах над неприятелем России подавали поводы к празднествам и пирушкам не только у Петра, но и у Екатерины, когда она находилась в разлуке с мужем.

В году Екатерина писала: Прилаживаясь к образу выражений Петра, Екатерина. Не раз в переписке супругов со стороны обоих встречается шутливый тон, или корцвейльворт, как говорили в то время. В году, когда Петр пытался устроить союз с Даниею, Англиею и немецкими государствами против Швеции, желая выразить мысль, что предприятие не удается, Петр пишет Екатерине: В том же году Екатерина, извещая мужа о нечаянной смерти какого-то француза-садовника, выражалась так: В году Екатерина писала Петру о каком-то Льве, который привез ей письмо от государя: В своих письмах Петр называл себя стариком.

По этому поводу Екатерина в письме к мужу говорит: Здесь Екатерина делает намек на разных тех женщин, с которыми Петр случайно заводил мимолетные связи. В этом отношении между супругами заметно что-то даже циническое. В году из Спа, где Петр пользовался целебными водами, он писал Екатерине: Екатерина отвечала ему.

А что в другом своем писании изволите поздравлять именинами старика и шишечкиными [8]и я чаю, что ежели б сей старик был здесь, то б и другая Шишечка на будущий год поспела! И это говорится тотчас после речи о "метресишке"! Такого рода "корцвейльворты" в переписке Петра с Екатериною объясняют многое в характерах обоих и, вместе с другими чертами, содействуют к решению вопроса: Петр с отроческих лет приучился не стеснять своих желаний и поступков ни для кого и ни в чем; от этого-то, вероятно, он и не мог ужиться с первою супругою, Евдокиею.

И со всякою иною супругою, кроме Екатерины, не мог бы он ужиться. Будь этою супругою дочь какого-нибудь иноземного государя или принца, не решился бы он посылать к ней свою "метресишку"; будь этою второю супругою дочь какого-нибудь русского боярина или дворянина — и та не отнеслась бы к подобным выходкам своего мужа с корцвейльвортами: Только такая круглая сирота-иноземка, как Екатерина, бывшая служанка, потом жалкая пленница, обязанная по своему званию безропотно повиноваться всякому господину, имевшему право, как вещь, передать ее другому, — только такая женщина и годилась быть женою человека, который, не обращая ни на кого внимания, считал себе дозволительным делать все, что ему ни придет в голову, и развлекаться всем, к чему ни повлекла бы его необузданная чувственность.

Петр не только не терпел противоречия себе, он не выносил даже сдержанного, не высказываемого прямо неодобрения своих поступков. Петр хотел, чтобы все около него признавали хорошим все, что он ни делает.

Так и Екатерина относилась к Петру. Это была ее первая добродетель. Кроме такой добродетели, Екатерина обладала еще другою. Нередко, подвергаясь гневу, Петр приходил в умоисступление: Современник Бассевич рассказывает, что в такие минуты одна Екатерина могла приступить к нему без боязни: Иногда два или три часа он покоился таким образом у нее на груди и просыпался свежим и бодрым: Когда ей несколько раз удалось это средство, Екатерина стала для Петра необходимым существом; как только приближенные к царю замечали в его лице судорожные движения рта, предвестники припадков свирепости, тотчас звали Екатерину: Пользуясь таким значением для супруга, ей, казалось, легко было стать ангелом-хранителем многих, заступницею несчастных, постигнутых царским гневом; но Екатерина, от природы одаренная большим женским тактом, не злоупотребляла своим свойством и дозволяла себе обращаться к Петру с заступничествами только тогда, когда замечала, что ее заступничество не только не будет отвергнуто, но само по себе царю понравится.

Да и тут случалось, что Екатерина, при всем своем житейском благоразумии, ошибалась. И в таком случае, получивши отказ, она не смела повторять своей просьбы и не давала супругу заметить своего неудовольствия тем, что Петр не так поступил, как бы ей хотелось; напротив, спешила выказать полное равнодушие к судьбе виновного, за которого пыталась просить, и признавала безусловно правым суд государя. Из дошедшей до нас и изданной в печати переписки царственных супругов видно, что Екатерина старалась думать обо всем, как думал Петр, интересоваться тем, чем интересовался Петр, любить то, что он любил, шутить над тем, над чем он шутил, и ненавидеть то, что он ненавидел.

У Екатерины не осталось самобытной личности: Государь, однако, обращается с нею не так, как деспот с рабою, а как властитель с своим лучшим, вернейшим другом.

  • Походная жена. За что Пётр I полюбил немецкую простушку?
  • Жены и любовницы Петра Первого
  • Петр I и Екатерина: любовь без предрассудков

Судя по письмам его, он считал ее правоспособною быть ему советницею в делах не только домашних, но и общественных и политических: Екатерина и в этой сфере вела себя с замечательным тактом и сдержанностью: Эта сдержанность нравилась Петру, и чем скромнее вела себя в этом отношении Екатерина, тем более почитал он ее достойною быть его товарищем во.

Такие натуры, как Петр, любят обращаться к советникам, но эти советники тем более нравятся и кажутся достойными, чем менее высказывают свои собственные мнения, а только благоговейно соглашаются с тем, что им сообщено. Петр и в этом отношении нашел в Екатерине истинный идеал жены для. Зато и он, кроме нежнейшей супружеской любви, проявлял к ней внимание, желая увековечить ее имя в потомстве: Екатерины в память услуг, оказанных любимою супругою во время Прутского похода; устроил в Петербурге и Ревеле увеселительные сады Екатериненгоф и Катаринентальименем ее назвал шестидесятпушечный корабль, учредил для ее особы в г.

Через несколько лет после Турецкой войны и прутской катастрофы Екатерина родила Петру сына, царевича Петра Петровича, дорогого "Шишечку", как называли его родители. Это событие теснее привязало друг к другу супругов. У Петра от Екатерины были в живых только дочери; дети мужеского пола хотя рождались, но умирали в младенчестве.

Сын ненавистной Петру первой жены его, Евдокии Лопухиной, царевич Алексей, вовсе не разделявший ни стремлений, ни вкусов Петра, оставался законным наследником, долженствовавшим занять престол после отцовской кончины.

Петру хотелось вместо него дать наследство дорогому "Шишечке". Мы не станем здесь не только повторять, но и припоминать трагических событий погибели несчастного царевича, описанных нами в статье "Царевич Алексей Петрович".

Желание государя доставить после себя русский престол "Шишечке" совпадало с неспособностью Алексея быть преемником Петра как преобразователя России; эту неспособность сознавал отец, и нельзя было не сознавать ее такому великому уму. Какую же роль играла тут Екатерина? Бесхарактерный, ничтожный царевич, убежавши от отца в Вену, в разговоре с имперским канцлером указывал на Екатерину как на главную враждебную себе личность и приписывал злому влиянию мачехи нерасположение к себе родителя; но этот же царевич по приезде в отечество валялся в ногах этой мачехи и умолял ее о заступничестве перед раздраженным родителем.

Неизвестно нам с ее стороны ни малейшей черты, по которой мы могли бы сделать какое-нибудь заключение, как именно держала себя Екатерина в то время, когда вся эта трагедия происходила перед ее глазами.

Заявлено ли было ею какое-нибудь ходатайство перед Петром за царевича или за кого-нибудь из многих, пострадавших по его делу? Нет нигде о том ни следа. Но правду надобно сказать: С своим житейским тактом, приучивши себя не вмешиваться в такие дела, где ее голос не мог иметь веса, Екатерина и здесь благоразумно устранилась и держала себя так, что ее особы вовсе не видно во всем этом плачевном деле.

Много крови было за него пролито; много выставилось на кольях русских голов; все это клонилось к тому, чтобы дорогой "Шишечка" был преемником Петра I на российском престоле.

Жизнь за царя. Пётр I и его женщины

И Петр Петрович, сын Екатерины, явился в глазах целого мира единственным законным наследником: Как не быть этим в душе довольною Екатерине? Ее потомство оставалось в выигрыше от смерти Алексея. Это-то обстоятельство невольно возбуждает подозрение, что Екатерина была довольна трагическою судьбою пасынка и устранением от престолопреемничества сына последнего.

Но нет ни малейшего исторического свидетельства, которое бы могло подтвердить подобное подозрение. Но "Шишечка" отправился на тот свет 25 апреля года. У покойного царевича Алексея оставалось двое детей: Мальчик теперь делался законным наследником. Уже по всей России шепотом говорили об этом, видели в смерти царевича Петра Петровича Божие правосудие, карающее царя и все его семейство за смерть невинного сына первенца и возвращающее законное наследие тому младенцу, которому оно принадлежало по рождению.

Говорят, сам Петр колебался. Смерть Алексея не осталась без следов на его совести, которой голоса невозможно было усыпить ни кипучею деятельностью в работах по государственному строю, ни шумными оргиями всепьянейшего собора.

По временам государь становился угрюм, задумчив. Екатерине, хотя бы она была совершенно неповинною в смерти Алексея Петровича, должна была отзываться постоянною тягостью на сердце мысль, что по кончине ее супруга могут провозгласить государем такого ребенка, которому воспитатели с детства внушат, что врагом его родителя была мачеха последнего.

Петр 5 февраля года сделал еще шаг, хотя несколько ограждавший Екатерину от этой угрожающей опасности. Петр издал закон о престолонаследии, по которому определил право царствующего государя назначать себе преемника, руководствуясь своею личною волею.

При таком законе дети Алексея Петровича не имели уже права на престол по своему первородству. Екатерина была еще молода и могла произвести на свет ребенка мужеского пола, которому Петр мог передать свой престол по завещанию, а если бы Екатерина и не родила сына, все-таки в воле Петра оставалось устроить после себя такой порядок вещей, при котором его вдове не угрожало бы опасности. Петр сам лично отправился в поход и взял с собой Екатерину, точно так, как брал ее во время Турецкой войны.

Но в Персидскую войну ничего не представилось такого, чтоб можно было указать на подвиг Екатерины, как после Прутского дела; по крайней мере, Екатерина и теперь являлась участницею военных трудов своего супруга. По возвращении из экспедиции Петр вознамерился вознесть свою супругу на степень самого крайнего почета: Манифест, извещавший народ о царском намерении, был опубликован 15 ноября года: За такие важные услуги, оказанные царицею, государь "по данному ему от Бога самовластию", в благодарность, вознамерился увенчать ее императорскою короною.

Время торжества коронации назначено было заранее на май года; к этому торжеству Петр пригласил всех членов августейшего дома и даже выбывших из него чрез замужество с иноземными принцами племянниц своих, дочерей брата Петрова, мекленбургскую Екатерину и курляндскую Анну, будущую русскую государыню.

Не приглашены были только малолетние дети царевича Алексея. Зато все бывшие тогда в России иностранные представители дворов приглашены были к торжеству, и один из таких господ, министр голштинского герцога, ухаживавшего тогда за дочерью Петра, Бассевич сообщает об очень важном происшествии. В числе гостей, бывших тогда с царем у негоцианта, находилось два архиерея: Первый был давнишний любимец царя, уже несколько в последнее время утрачивавший царское доверие, второго Петр все более и более узнавал, приближал к себе и оценивал за необыкновенный ум и разностороннее образование.

Был там же и великий канцлер Головкин. Я венчаю Екатерину императорскою короною для того, чтоб сообщить ей право на управление государством после. Она спасла империю, которая чуть было не стала добычею турок на берегах Прута, и потому она достойна царствовать после. Я надеюсь, что она сохранит все мои учреждения и сделает государство счастливым". Никто не посмел возражать Петру, и безмолвие собеседников признано было тогда знаком всеобщего одобрения государевых слов. Готовя супруге блестящее торжество, Петр учредил особый отряд телохранителей; то была рота кавалергардов, состоявшая на первый раз из шестидесяти дворян.

Капитаном этой роты был сам государь, а капитан-лейтенантом Петр назначил Ягужинского, генерал-лейтенанта и генерал-прокурора; государь пожаловал ему перед тем орден Св. Эта рота на первый раз должна была сопровождать Екатерину в день коронации. Трое суток перед торжеством Екатерина соблюдала строгий пост и пребывала в молитве. Дело было в Москве, и нужно было, чтоб русский народ верил в преданность к православию той особы, которая как бы получала право царствовать и управлять государством самодержавно.

Обряд коронования совершился 7 мая в Успенском соборе с теми церемониями, какие предписывались по церковному чину при царских венчаниях. Екатерина при звоне колоколов шествовала из дворца, одетая в богатое платье, нарочно для этого дня заказанное в Париже. Ее вел под руку голштинский герцог; за нею, одетый в голубом кафтане, вышитом руками супруги, шел Петр, вместе с Меншиковым и кн.

Репниным; кавалергарды провожали высоких особ. Видевшие тогда Екатерину заметили, что у нее на глазах выступали слезы. Понятно, что она должна была переживать минуты сильных внутренних ощущений; в ее воспоминании должен был развертываться длинный ряд прежних событий ее странной жизни, начиная от невеселых дней сиротства и бедности и упираясь в светлые минуты торжества и величия.

В Успенском соборе сам Петр возложил на Екатерину корону, а потом, взявши от новгородского архиепископа государственное яблоко, или державу, вручил его Екатерине. Государь во все продолжение церемонии держал в одной руке скипетр. Тело нашли только осенью, а до этого - в его вещах - обнаружили любовные письма от Анны и медальон.

Царь Петр, узнав об измене, сказал: И велел запереть Анну под домашний арест. Через некоторое время другой - уже прусский - посланник Георг-Иоанн фон Кейзерлинг попытался выручить Анну Ивановну из-под ареста, чтобы жениться на ней у неё был целый царь, но её почему-то тянуло на посланников. Царь Петр отвечал Кейзерлингу, что "воспитывал девицу Монс для себя с искренним намерением жениться на. Но так как она мною прельщена и развращена, то он ни о ней, ни о её родственниках ни слышать, ни знать не хочет.

При этом Меньшиков добавил, что девица Монс действительно подлая, публичная женщина, с которой он сам развратничал столько же, сколько и я". Затем слуги государя намяли послу бока, чуть не развязав международный скандал. В году пострадавшему влюблённому все-таки удалось жениться на своем предмете. Но через полгода он умер.

Петр I и Екатерина - Русская историческая библиотека

Отставная фаворитка Петра ещё раз собралась было замуж - за пленного шведского капитана, но скончалась от чахотки. Варвара была пикантная женщина: Меншиков надеялся стать зятем царя и убеждал жену Дарью, чтобы та приучала сестру к чтению и самообразованию: Петр Алексеевич охотно включил Варвару в свой тогдашний гарем, но - увы, предложения руки не сделал. После его смерти, вместе с попавшим в опалу Меньшиковым, Арсеньева уехала в ссылку и там скончалась. Натье Происхождение Екатерины туманно, мало известно и о её ранних годах.

Алексеевной она стала, приняв православное крещение, а крестным отцом у неё стал сын Петра царевич Алексей. Была в служанках у пастора Эрнста Глюка, когда в году при взятии крепости Мариенбург теперь там польский город Мальборк - вместе с пастором попала в плен к русским.

Вскоре она сделалась любовницей фельдмаршала Шереметева, а потом - государева наперсника Александра Меньшикова. Петр встретил Екатерину в году у Меньшикова.

Она была невероятно обаятельная женщина. Глаза у неё чёрные, маленькие. Волосы такого же цвета, длинные и густые. Шея и руки красивые. Выражение лица кроткое и весьма приятное".