Славная кираса со знаком медведя сет

Magnum. Война за Небесный Мандат

В нем, может быть, следует отметить лишь первый знак судьбы – в г. наша семья переехала Мама свято верила, что я стану во- енным атташе нашей славной державы Наиболее поздние находки кирас относятся к III в. до н. э. На одном торце резонатора – ручка в виде фигурки медведя, на. Сплошными рядами, попарно, пластинки блестящих кирас, солдаты в броне . царство Си Ся. Под этим названием пышным лежала в дорожной сети. .. Был славным и опытным малым наследник Юстина-царя, не стал .. они - грядущей эпохи питомцы, ты с ними прекрасно знаком. Не вставая с места, он сделал кабатчику незаметный знак. .. Спасибо той славной женщине, что научила меня зайти сюда! любви, где председательствовала виконтесса де Сет, обладавшая глазами цвета словно медведи в берлоге, приняли бой с двумя ганноверскими ротами, из.

Мириэль не имел состояния, его семья была разорена во время революции. Сестра его пользовалась пожизненной рентой в пятьсот франков, которых при их скромной жизни в церковном доме хватало на ее личные расходы. Как епископ, Мириэль получал от государства содержание в пятнадцать тысяч ливров. Перебравшись в больницу, он в тот же день, раз и навсегда, распределил эту сумму следующим образом.

Приводим смету, написанную им собственноручно: Духа - сто пятьдесят ливров Духовным заведениям Святой Земли - сто ливров Обществам призрения сирот - сто ливров Сверх того, тем же обществам в Арле - пятьдесят ливров Благотворительному обществу по улучшению содержания тюрем - четыреста ливров Благотворительному обществу вспомоществования заключенным и их освобождения - пятьсот ливров На выкуп из долговой тюрьмы отцов семейств - тысяча ливров На прибавку к жалованью нуждающимся школьным учителям епархии - две тысячи ливров На запасные хлебные магазины в департаменте Верхних Альп - сто ливров Женской конгрегации в городах Динь, Манок и Систерон на бесплатное обучение девочек из бедных семей - тысяча пятьсот ливров На бедных - шесть тысяч ливров На мои личные расходы - тысяча ливров Итого - пятнадцать тысяч ливров.

Сколько больных у вас в настоящее время? Этот разговор происходил в столовой нижнего этажа, имевшей форму галереи. С минуту епископ хранил молчание. Епископ обводил комната взглядом и, казалось, мысленно производил какие-то измерения и расчеты. Вас двадцать шесть человек, и вы ютитесь в пяти или шести маленьких комнатках. Нас же только трое, а места у нас хватит на шестьдесят человек. Повторяю, тут явная ошибка. Вы заняли мое жилище, а я ваше. Верните мне мой дом. Здесь же хозяева -.

На следующий день все двадцать шесть больных бедняков были переведены в епископский дворец, а епископ занял больничный домик. За все время своего пребывания в Дине епископ Мириэль ничего не изменил в этой записи.

Как видим, он называл ее сметой распределения своих домашних расходов. Батистина приняла такое распределение средств с полнейшей покорностью.

Ведьмак 3 Дикая охота отличный доспех школы медведя

Для этой святой души епископ Диньский являлся одновременно и братом и пастырем; другом - по закону кровного родства и наставником - по закону церкви.

Она любила его и благоговела перед ним, не мудрствуя лукаво. Когда он говорил, она слушала и не возражала, когда он действовал, она безоговорочно одобряла. Одна лишь служанка, Маглуар, тихонько ворчала. Как мы могли заметить, епископ оставил себе только тысячу ливров, что вместе с пенсией Батистины составляло полторы тысячи ливров в год.

На эти-то полторы тысячи и жили две старушки и старик. А когда в Динь приезжал какой-нибудь сельский священник, епископ ухитрялся еще благодаря строгой экономии Маглуар и умелому хозяйничанью Батистины угостить его хорошим обедом. Однажды - это было месяца через три после его прибытия в Динь - он сказал: Прежние епископы всегда пользовались этими деньгами. Он написал соответствующее ходатайство. Через некоторое время генеральный совет, приняв требование епископа во внимание, назначил ему ежегодную сумму в три тысячи франков, занеся ее в следующую статью расхода: Это вызвало шум среди местной буржуазии; один сенатор Империи, бывший член Совета пятисот, выказавший себя сторонником 18 брюмера и получивший в окрестностях Диня великолепное сенаторское поместье, написал в раздраженном тоне министру вероисповеданий Биго де Преамене конфиденциальную записку, из которой мы дословно приводим следующие строки: На что нужен экипаж в городе, где нет и четырех тысяч жителей?

Издержки на разъезды по епархии! Да, во-первых, кому они нужны, эти разъезды? А во-вторых, как можно разъезжать на почтовых в этой гористой местности? Ездить можно только верхом. Мост через Дюрансу у Шато - Арну, и тот едва выдерживает тяжесть двухколесной тележки, запряженной волами. Священники все на один лад - жадны и скупы. Этот притворился для начала порядочным человеком. Теперь он поступает, как. Ему понадобились экипажи и почтовые кареты! Как и прежним епископам, ему понадобилась роскошь.

Ох уж эти мне попы! Поверьте, ваше сиятельство, до тех пор. Дела с Римом запутывались. Я за Цезаря, и только за Цезаря. Зато эти деньги очень обрадовали Маглуар. Все свои благотворительные дела он уладил. А уж эти три тысячи пойдут на.

В тот же вечер епископ написал и вручил сестре такого рода памятку: Что касается побочных епископских доходов- с церковных оглашений, разрешений, крестин, проповедей, с освящения церквей или часовен, венчаний.

В скором времени пожертвования начали стекаться к нему со всех сторон. Как имущие, так и неимущие - все стучались в двери Мариэля; одни приходили за милостыней, другие приносили. Не прошло и года, как епископ сделался казначеем всех благотворителей и кассиром всех нуждающихся. Значительные суммы проходили через его руки, но ничто не могло заставить его изменить свой образ жизни и позволить себе хотя бы малейшее излишество сверх необходимого.

Так как всегда больше нужды внизу, чем братского милосердия наверху, то, можно сказать, все раздавалось еще до того, как получалось, - так исчезает вода в сухой земле. Сколько бы ни получал епископ, ему всегда не хватало. И он грабил самого. По обычаю епископы проставляли на заголовках пастырских посланий и приказов все имена, данные им при крещении, и местные бедняки, руководимые любовью к своему епископу, из всех его имен бессознательно выбрали то, которое показалось им наиболее исполненным смысла.

Мы последуем их примеру и при случае будем называть его так. Тем более что это прозвище нравилось и ему самому. Мы не притязаем на то, что портрет, нарисованный нами здесь, правдоподобен; скажем одно - он правдив. Между тем путешествовать по диньской епархии утомительно. Там мало равнин, много гор и почти нет дорог, о чем мы уже знаем из предыдущей главы; там тридцать два церковных прихода, сорок один викариат и двести восемьдесят пять приходских церквей.

Объехать все это - нелегкое. Но епископ преодолевал трудности. Он отправлялся пешком, когда идти было недалеко, в одноколке - если предстояло ехать по равнине, и верхом - в горы.

В тех случаях, когда путешествие оказывалось им не под силу, он уезжал. Однажды он прибыл в старинную епископскую peзиденцию Сенез верхом на осле. Кошелек его был в ту пору почти совершенно пуст и не позволял ему какого-либо иного способа передвижения.

Мэр города, встретивший его у подъезда епископского дворца, смотрел негодующим взглядом, как его преосвященство слезает с осла. Вы находите, что со стороны такого скромного священника, как я, слишком большая дерзость ездить на животном, на котором восседал сам Иисус Христос. Уверяю вас, я приехал на осле по необходимости, а вовсе не из тщеславия.

Во время своих объездов он бывал снисходителен, кроток и не столько поучал людей, сколько беседовал с. За доводами и примерами он далеко не ходил. Жителям одной местности он приводил как образец другую, соседнюю. В округах, где не сочувствовали беднякам, он говорил: Они разрешили неимущим, вдовам и сиротам косить луга на три дня раньше, нежели остальным.

Они даром отстраивают им дома, когда старые приходят в негодность. И бог благословил эту местность. За целое столетие там не было ни одного убийства.

В деревнях, где люди были падки до наживы и стремились поскорее убрать с поля свой урожай, он говорил: Семьям, в которых происходили раздоры из-за денег или наследства, он говорил: Так вот, когда там умирает глава семьи, сыновья уходят на заработки и все имущество оставляют сестрам, чтобы те могли найти себе мужей.

В округах, где любили сутяжничать и где фермеры разорялись на гербовую бумагу, он говорил: Их три тысячи душ. Да это настоящая маленькая республика! Там не знают ни судьи, ни судебного пристава.

Мэр все делает. Он раскладывает налоги, облагая каждого по совести; бесплатно разбирает ссоры, безвозмездно производит раздел имущества между наследниками; он выносит приговоры, не требуя покрытия судебных издержек, и простые люди повинуются ему, как справедливому человеку. В деревнях, где не было школьных учителей, он опять-таки ссылался на кейрасцев.

Эти учителя бывают на ярмарках, там я и видел. Вы сразу можете узнать их по гусиным перьям, засунутым за шнурок шляпы. Те из них, которые обучают только грамоте, носят одно перо; те, которые обучают грамоте и счету, - два, а те, которые обучают грамоте, счету и латыни, - три. Эти последние - великие ученые. Ну не стыдно ли оставаться невеждами? Поступайте же, как кейрасцы.

Таковы были его речи, глубокомысленные и отечески - заботливые; если ему не хватало примеров, он придумывал притчи, прямо ведущие к цели, немногословные, но образные, - этой особенностью отличалось и красноречие Иисуса Христа, проникнутое убеждением, а потому убедительнее.

Он умел приноровиться к понятиям двух старых женщин, чья жизнь протекала вблизи него; смеялся он от души, как школьник. Маглуар любила называть его ваше "высокопреподобие". Однажды, встав с кресла, он подошел к книжному шкафу за книгой.

Книга стояла на одной из верхних полок. Епископ был мал ростом и не мог достать. Мое высокопреподобие недостаточно высоко, чтобы дотянуться до этой полки. Одна из его дальних родственниц, графиня де Ло, редко упускала случай перечислить при встрече с ним то, что она называла "надеждами" своих трех сыновей У нее было несколько престарелых, близких к смерти родственников по восходящей линии, и сыновья ее являлись их прямыми наследниками.

Младшему сыну предстояло получить после двоюродной бабушки не менее ста тысяч ливров ренты; средний должен был унаследовать от своего дядюшки герцогский титул; старшего ждал после смерти деда титул пэра. Обычно епископ молча слушал это простодушное н простительное материнское хвастовство. Но как-то раз, когда де Ло без конца излагала со всеми подробностями все эти наследования и все эти "надежды", епископ показался ей более рассеянным, чем.

Прервав свои излияния, она спросила не без досады: О чем вы задумались? В другой раз, получив письмо, в котором его просили присутствовать на погребении местного дворянина и где на целой странице торжественно перечислялись не только звания покойного, но и все ленные и аристократические титулы его родных, епископ вскричал: Просто удивительно, какой груз титулов беззаботно взвалили на нее люди и как остроумно сумели они воспользоваться для утоления своего тщеславия даже могилой!

При случае он любил пошутить, но его легкая насмешка почти всегда скрывала серьезную мысль. Однажды во время поста в Динь приехал молодой викарий и произнес в соборе проповедь. Он оказался довольно красноречив. Темой его проповеди было милосердие. Он увещевал богатых помогать неимущим, дабы избежать ада, который он обрисовал в самых мрачных красках, и заслужить рай, который он изобразил блаженным и прекрасным.

В числе прочих прихожан был богатый, удалившийся от дел торговец, он же и ростовщик, Жеборан, наживший два миллиона выделкой толстых сукон, разных сортов саржи и фесок. Ни разу в жизни Жеборан не подал милостыни ни одному нищему. После угон проповеди было замечено, что он каждое воскресенье подает одно су старухам нищенкам, стоящим на паперти собора. Эта подачка приходилась на шесть человек.

Увидев, как Жеборан совершает акт милосердия, епископ с улыбкой сказал сестре: Вон господин Жеборан покупает себе на одно су царствия небесного. Когда дело касалось сбора милостыни, епископа, не обескураживал отказ, и он нередко находил в этих случаях такие слова, которые заставляли призадуматься.

Однажды он собирал пожертвования для бедных в одном из городских салонов.

Трансмогрификация: Нефритовый сет (латы)

В числе гостей был маркиз де Шантерсье, старый, богатый и скупой человек, ухитрявшийся быть одновременно и ультрароялистом и ультравольтерианцем, - подобная разновидность существовала в то время. Епископ подошел к нему и тронул его за плечо. Маркиз оглянулся и сухо возразил: У меня есть свои бедные. Как-то раз он произнес в соборе такую проповедь: Во Франции есть миллион триста двадцать тысяч крестьянских домов с тремя отверстиями, миллион восемьсот семнадцать тысяч домов с двумя отверстиями - дверью и окном, и, наконец, триста сорок шесть тысяч лачуг, в которых только одно отверстие - дверь.

Причиной этому является налог на двери и окна. Поселите в этих жилищах семьи бедняков, старых женщин, маленьких детей - вот вам и лихорадка и всякие болезни! Бог дарит людям воздух, а закон продает. Я не осуждаю закон, но славлю бога. В Изере, в Варе, в Альпах, и в Верхних и в Нижних, у крестьян нет даже тачек, они переносят навоз на себе; у ник нет свечей, они жгут смолистую лучину и обрывки веревок, пропитанные смолой.

Так водится в селениях Верхнего Дофине. Хлеб крестьяне пекут раз в полгода; они пекут его на высушенном коровьем помете. Зимой они разрубают этот хлеб топором и целые сутки размачивают в воде, чтобы можно было его.

Jade Plate

Сжальтесь же, братья, взгляните, как страдают люди вокруг вас! Будучи уроженцем Прованса, он быстро усвоил все местные говоры Южной Франции и при случае употреблял выражения жителей Нижнего Лангедока, Нижних Альп и Верхнего Дофине. Это очень нравилось простому народу и в значительной степени облегчало епископу доступ к сердцам.

В хижинах и в горах он чувствовал себя как дома. О самых возвышенных вещах он умел говорить самыми обычными, понятными народу словами и, владея всеми наречиями, проникал во все души.

Впрочем, он держался одинаково и с простолюдинами и со знатью. Он никого не осуждал, не вникнув в обстоятельства дела. Он влачит ее и покоряется. Он должен строго следить за ней, обуздывать, подавлять ее и подчиняться ей лишь в крайнем случае. В этом подчинении также может скрываться грех, но такой грех простителен. Это падение, но падение коленопреклоненного, которое может завершиться молитвой.

Быть святым - исключение; быть справедливым - правило. Заблуждайтесь, падайте, грешите, но будьте справедливы. Как можно меньше грешить - вот закон для человека. Совсем не грешить - это мечта ангела. Все земное подвластно греху. Грех обладает силой притяжения". Когда люди начинали громко кричать и спешили выразить свое возмущение, он говорил, улыбаясь: Тут, как видно, дело идет о крупном прегрешении, на которое способен. Вот почему те, у кого совесть нечиста, испугались и спешат отвести от себя подозрение.

Он был снисходителен к женщинам и беднякам, презираемым обществом. Когда душа полна мрака, в ней зреет грех. Виновен не тот, кто грешит, а тот, кто порождает мрак. Как видите, у него была странная и своеобразная манера судить о разных вещах. Я подозреваю, что он заимствовал ее из Евангелия. Как-то он услыхал в одной гостиной об уголовном деле, по которому велось следствие; вскоре долженбыл состояться суд.

Очутившись без средств, какой-то несчастный из любви к женщине и к ребенку, которого он имел от нее, стал фальшивомонетчиком.

В те времена подделывание денег еще каралось смертью.

  • Славная кираса
  • Славный пояс
  • Славные ножные латы

Женщина была задержана при попытке сбыть первую фальшивую монету, сфабрикованную ее любовником. Ее посадили в тюрьму; улики имелись только против. Она могла выдать и погубить любовника своим признанием. Она отрицала его вину. И вот королевскому прокурору пришла в голову мысль: Обезумев от ревности, она изобличила любовника, призналась во всем, подтвердила.

Человека ждала неминуемая гибель. В ближайшем времени его должны были судить в Эксе вместе с сообщницей. Все говорили об этом происшествии и восхищались ловкостью прокурора. Вызвав ревность, он из гнева извлек истину, а из мести - правосудие. В Дине произошел трагический случай. Один человек был приговорен к смертной казни за убийство. Этот бедняга, не очень образованный, но и не вполне невежественный, был ярмарочным фокусником и ходатаем по делам. Весь город с любопытством следил за процессом.

Накануне дня, на который была назначена казнь, заболел тюремный священник. Необходимо было отыскать другого пастыря, который находился бы при осужденном в последние минуты его жизни. Обратились к приходскому священнику. Тот отказался, причем будто бы в таких выражениях: С какой стати я возьму на себя обузу и стану возиться с этим канатным плясуном? И вообще мне там не место. Его ответ был передан епископу, и тот сказал: Это место принадлежит не ему, а. Он сейчас же отправился в тюрьму, спустился в одиночную камеру "канатного плясуна", назвал его по имени, взял за руку и начал говорить с.

Он провел с ним весь день, забыв о пище и о сне, моля бога спасти душу осужденного и моля осужденного спасти свою душу. Он рассказал ему о величайших истинах, которые в то же время являются самыми простыми. Он был ему отцом, братом, другом и, только для того чтобы благословить его, - епископом. Успокаивая и утешая, он просветил. Этому человеку суждено было умереть в отчаянии.

Смерть представлялась ему бездной. И с трепетом стоя у этого зловещего порога, он с ужасом отступал от. Он был недостаточно невежествен, чтобы оставаться совершенно безучастным. Смертный приговор потряс его душу и словно пробил ограду, отделяющую нас от тайны мироздания и называемую нами жизнью. Беспрестанно вглядываясь сквозь эти роковые бреши в то, что лежит за пределами нашего мира, он видел одну лишь тьму. Епископ помог ему увидеть свет.

На другой день, когда за несчастным пришли, епископ был возле. В фиолетовой мантии, с епископским крестом на шее, он вышел вслед за ним и предстал перед толпой бок о бок со связанным преступником.

Он сел с ним в телегу, он взошел с ним на эшафот. Осужденный, еще накануне угрюмый и подавленный, теперь сиял. Он чувствовал, что душа его умиротворилась, и уповал на бога. Епископ обнял его и в тот момент, когда нож гильотины уже готов был опуститься, сказал ему: Молись, верь, вступи в вечную жизнь! Когда он спустился с эшафота, в его глазах светилось нечто такое, что заставило толпу расступиться. Трудно сказать, что больше поражало - бледность его лица или безмятежное его спокойствие.

Возвратясь в свое скромное жилище, которое он с улыбкой называл "дворцом", епископ сказал сестре: Самые высокие побуждения чаще всего остаются непонятыми, и в городе нашлись люди, которые, обсуждая поступок епископа, сказали: Впрочем, так говорили только в салонах.

Народ же, не склонный подозревать дурное в благих деяниях, был тронут и восхищен. А для епископа зрелище гильотины явилось ударом, от которого он долго не мог оправиться. Действительно, в эшафоте, когда он воздвигнут и стоит перед вами, есть что-то от галлюцинации. До тех пор, пока вы не видели гильотину своими глазами, вы можете более или менее равнодушно относиться к смертной казни, можете не высказывать своего мнения, можете говорить и "да" и "нет", но если вам пришлось увидеть ее - потрясение слишком глубоко, и вы должны окончательно решить: Одни восхищаются ею, как де Местр; другие, подобно Беккарии, проклинают.

Увидев ее, человек содрогается, он испытывает самое непостижимое из всех чувств. Мой друг, образец полководца Я вряд ли сегодня усну. Ну, ладно, желаю удачи. Не время для сладких утех. Под звуки далекого грома в лесу прокричал бабуин. Любовник ее незнакомый в ночи остается. Я видел далекие страны, я выучил сто языков. Я знал удивительных женщин и несколько даже убил. Но девушке этой обещан богами, наверное. Возможно, я с этим не спорю, решать всемогущим богам. Но только он взял алебарду и посох, отлитый в свинце, блеснули глаза леопарда на желтом от ветра лице Насыпав курган для Кучлука и воинов павших вокруг, Джелаль посмотрел близоруко на север, восток и на юг.

На севере холодно, мерзко, там выдержит только якут, и люди в обличии зверском подобно медведям живут. А что на востоке? Монголы - разбиты еще не совсем, Китай с опустевшим престолом и целая куча проблем. Там пыль забивается в жабры, степной оглушает буран и тысячи воинов храбрых, таких же, как этот найман. Пойдем в Индостан, решено!

В столице царя Ильтутмыша добычи и славы полно! В Бенгале поход завершится, считает султанский генштаб. Джелаль переходит границу и твердо вступает в Пенджаб. Он едет на мамонте сером в Сибири достали купцыи новым царем Искандером его называют льстецы. Он к почестям этим привычен, как всякий нормальный султан. А местные "Демоном" кличут, и "Хуном", и даже "Шайтан". Как дьявол, восставший из бездны, как новый злодей-эфталит, идет повелитель Хорезма - земля под ногами горит. Разбиты бойцы Ильтутмыша потоками стрел и ракет.

Огонь пробегает по крышам, свалился Кутуб-Минарет. Войска собрались по приказу у Дели разрушенных стен. Арийскую высшую расу сломили кипчак и туркмен!

А там, за стеной кипариса, владычица многих земель, раскинулось царство Орисса - вторжения новая цель. Была до сих пор невидимка, туда не добрался.

Там правит король Нарасимха - за мощным Деканским плато. Увидев отряды Джелаля на самой границе страны, король Нарасимха в запале воскликнул: До самой последней кровинки останьтесь у этой черты! Мы прошлого помним уроки, и мы не отступим опять!

Под бешеной ярости крики, что слышали даже в раю, Джелаль и войска Нарасимхи столкнулись в последнем бою. Заслужена царская милость - сто тысяч погибших бойцов! Но лишь через день отклонилась капризная стрелка весов. Удар енисейских киргизов, опасный, как быстрый свинец, едва не поставил Ориссу на грань, за которой конец. И тонкая красная нитка дрожит, как натянутый нерв. Король отправляет на битву свой самый последний резерв.

Сплошными рядами, попарно, пластинки блестящих кирас, солдаты в броне ламинарной - и узкие щелочки глаз. Несут необычные шпаги, и золото древних знамен, и странные буквы на флаге, а также восточный дракон. Их вел генерал черноусый в роскошном китайском плаще. Конечно, он не был индусом. А кем же он был вообще?! Мы встретились с вами не зря. Пусянь, полководец Ориссы и первый советник царя. Как всякий приличный диктатор, я дома держал двойников. Когда я ушел из Китая, спасая свой бедный народ, он умер, меня защищая, у самых столичных ворот.

Прижег свои пальцы железом, чтоб даже родимая мать И голову к черту отрезал, чтоб труп не могли опознать.

А мы же, до самого Ганга, где в Чолу идут корабли, сквозь горные цепи Мустанга к царю Нарасимхе пришли. Ты служишь индийцам за совесть? Я больше могу заплатить Мы родину раз потеряли - и больше терять не хотим. Пусть деньги разбойники ищут, а все, что добыл в грабеже, пожертвуй на храмы и нищим - ты их не потратишь.

Сынок, ты обычный наемник, без роду и племени меч. В любом случае, что бы это ни было, подсказка оставлена не просто так, а значит, мой путь лежит именно в ту сторону.

Лес оказался даже более пустынным, чем мне показалось вначале: Ведь в официальных трейлерах игры по лесам в обязательном порядке носились олени, зайцы и прочая живность, а здесь было пусто, как будто все вымерли. Тишину нарушал лишь скрип веток и редкие порывы прохладного осеннего ветра.

За очередным поворотом тропинки я наконец встретил первое живое существо. И с трудом поборол желание остановиться и повернуть назад, пока меня не заметили. На небольшой прогалине возле дороги, привалившись к дереву, на земле сидел не кто иной, как моя подруга из катакомб.

Девушка держалась рукой за левый висок, рядом с ней светилась действующая в данный момент точка респауна.

Атмосфера умирающего леса мгновенно улетучилась. Теперь я чувствовал себя так, будто прохожу мимо спящего цербера, способного превратить меня в кучку пепла, стоит совершить одно резкое движение. Голова разрывалась от сомнений.

Что делать, пройти мимо и сделать вид, что мы не знакомы? Или всё же следует что-то сказать? Заметив мои шаги, Десси без особого интереса подняла голову, а увидев, кто идёт, снова уставилась на землю под ногами. Я бы удивился, если бы после произошедшего она изъявила желание разговаривать со. Почти миновав прогалину, я всё же набрался решимости и остановился.

Нет, Авер, так не пойдёт. Нужно всё решить без этой дурацкой игры в молчанку. Ответа не последовало, как и ожидалось. Ты умерла, воскресла, и ничего не случилось. Десси по-прежнему молчала, а после последней фразы, кажется, утратила ко мне остатки уважения.

Да уж, передразнивать её собственные слова было не лучшей идеей. Я сошёл с тропы и шагнул ближе к девушке: Я же не объявлял тебе бойкот после случая с тро Девушка наконец подняла голову, и теперь я был согласен на все двадцать ударов, лишь бы не смотреть ей в.

Чёрт, да достань ты саблю и раскромсай меня на месте, только не надо так смотреть! Не знаю, что на меня нашло. Обещаю, такого больше никогда не повторится. Впредь буду держать себя в руках. Десси снова опустила взгляд, избавив меня от гигантского груза, чуть было не придавившего к земле. Облегчённо выдохнув, я сел рядом и стал молча смотреть на неё, будто мы не виделись несколько лет.

Тот же рваный топ и бриджи, рядом на земле лежит ржавая сабля. Ну да, вряд ли за время расставания она успела сходить в пару рейдов и раздобыть себе новых шмоток. А ещё Десси так и не перестала держаться рукой за голову.

И поясница не гнётся. У меня в этом есть опыт, - с усмешкой сказал. Установлена связь с игроком Десси. Заинтересованно вскинув брови, я ещё раз прочёл оповещение. Одно короткое предложение, и никаких пояснений. Даже не ясно было, замешан ли здесь мой саб-класс, или это что-то из стандартного функционала "престола". Не испытывая желания прямо сейчас разбираться с очередными странностями игры, я устало откинулся на ствол дерева. Следующие несколько минут мы просто сидели в сени деревьев.

Десси отходила от повреждений, а я молча радовался, что вмешательству чёрного рыцаря не удалось нас поссорить. Но хоть Десси и простила меня, чего-то не хватало. Я был виноват и горел желанием как-то искупить вину. Вот только что я сейчас мог? Пока что я был таким же оборванцем, как и моя подруга, без гроша за душой. За это время, да ещё и с учётом одной смерти, Десси наверняка сильно просела по энергии, но не предлагать же ей тот кусок чёрствого хлеба, пылящийся у меня в сумке.

Может, подарить ей башмаки или палицу в качестве извинений? Нет, это будет глупо выглядеть. В общем, оставим на потом и будем надеяться, что мне ещё выпадет шанс показать себя героем и совершить поступок, достойный настоящего мужчины. Тем временем Десси осторожно попыталась встать и размять кости. Было заметно, что поясницей она двигает с трудом, но на ногах девушка стояла вполне уверенно.

Хотел пояснить, что там находится, но вспомнил, что сам пока не знаю. К счастью, Десси доверилась мне без дополнительных расспросов. Стремительное развитие технологий в мире привело к неизбежной проблеме: Благодаря своевременной реакции правительств развитых стран человечеству удалось избежать повальной безработицы, но многие люди были вынуждены перебираться в сеть и искать себе заработок там, благо появление технологий виртуальной реальности - или сокращённо "виар" - открыло огромный перечень новых возможностей.

Не избежала общих тенденций и игровая индустрия, и если раньше оказание внутриигровых услуг за реальные деньги считалось нарушением и грозило баном, то в наше время игрокам уже позволялось в открытую обменивать реальную валюту на игровую, а игровую на реальную. Как результат, те, кто имел хорошие заработки в реальном мире, быстро становились мажорами и внутри игры, обеспечивая своих персонажей лучшей экипировкой и надёжными союзниками. Да, дело не ограничилось покупкой оружия, брони, зелий и прочих ценностей.

Многие игроки превратились в настоящих наёмников, оказывая за деньги услуги любого рода. Например, собирается богатый клан отправиться в рейд, а их постоянный танк вдруг заболел. Недолго думая, ребята подают объявление, находят игрока с подходящим классом и показателями, оплачивают его труд, и вуаля - танк готов. Или, допустим, объявился в вашем любимом месте плеер-киллер. Оккупировал нужную локацию и убивает всех, кто осмелится туда сунуться, мешая фармить монстров. Опять же никаких проблем: Или и вовсе берём наёмника телохранителем и качаемся под его чутким надзором.

Со временем услуги виртуальных воинов, телохранителей и киллеров переросли в полноценную профессию, а за игроками, оказывающими эти услуги, прочно закрепилось название "виртуальных наёмников". Дошло до того, что такие наёмники начали объединяться в кланы и образовывать целые наёмные армии, в чьих силах было захватывать замки и влиять на исходы клановых войн. Какие деньги там крутились, страшно даже произносить вслух.

Вот так, слово за слово, компьютерные игры с полным погружением прочно укрепились на первых позициях по объёмам протекающих через них денег. На лице Десси отразилось понимание.

К нашему времени виртуальное наёмничество обрело такую известность, что даже те, кто не увлекался играми, понимали, о чём идёт речь. Не выдавать же, что я и правда классический задрот, которому чудом удалось найти работу и наскрести себе денег на ВР-шлем. Пусть думает, что я ответственный человек, способный держать нос по ветру. Я пока сам не пускался в подробное изучение игры, только просмотрел общую инфу на главной странице сайта.

Там и узнал, что игра почти полностью завязана на рандоме. Ну а остальное буду постигать в процессе. Я слышала, вирт-наёмники сейчас действуют почти во всех играх. Но в других ММО спрос и предложение образовывались сами собой, без участия разработчиков. Но при создании "Престола" разработчики ещё на старте поставили перед собой цель: Они специально сидели и продумывали гейм-дизайн таким образом, чтобы услуги вирт-наёмников требовались всегда и везде.

Солнышко, травка, цветочки, свежий воздух, зеркально чистое озеро. В общем, идеальное место, чтобы построить себе домик и отдыхать после трудовых будней. И если игроки не будут достаточно активно уничтожать эту фауну, то болото начнёт медленно, но верно захватывать близлежащие территории, и рано или поздно дойдёт и до тех уютных домиков, что отстроили себе богатеи.

И что же в таком случае делать игрокам, не желающим покидать столь полюбившееся место для отдыха? Придётся нанимать добровольцев, чтобы те отправились на границу райского уголка с болотом и занялись истреблением всей этой живности, а заодно посыпали землю чудо-порошком, чтобы предотвратить разрастание болота.

Изначально я принял удручающее окружение за задумку дизайнеров, забыв, с какой игрой имею. Десси была права - просто так в "Престоле восьмерых" ничего не происходит. Но чтобы произошли столь глобальные изменения, игроки должны были на долгое время полностью забить на уничтожение этой самой нежити.

Я тоже не в восторге от блуждания по здешним подземельям, и не хотела бы лишний раз туда возвращаться. Здесь всегда держится стабильный приток новых игроков, и проблем с уничтожением мобов возникнуть никак не могло. Или я чего-то не понимаю И правда - погрузившись в свои размышления, я не заметил, как лес перед нами начал расступаться, уступая место холмистому ландшафту. Справа вдалеке виднелся берег то ли моря, то ли озера, укрытого туманом, а спереди - каменные стены города.

Значит, я угадал, и указатель действительно вёл к городу. Оно и к лучшему - после сегодняшних приключений хотелось отдохнуть в каком-нибудь уютном и безопасном месте, а сражений и тумаков нам обоим хватило уже по горло. Здесь уже была заметна некая оживлённость, пусть и очень небольшая.

Пара игроков гуляла по холмам, осматривая траву под ногами в поисках полезных растений, а на западной опушке леса ещё один человек отбивался от заплутавшего упыря. На подходе к городу нам навстречу вышла группа из трёх игроков, на вид почти таких же нубов, как и мы сами, в рваном тряпье и с ржавым оружием за поясом.

Только у одного на плече висел длинный деревянный лук. Стоило нам миновать двух нпс-стражников и пройти в распахнутые городские ворота, как перед глазами выскочило системное оповещение: Вы входите на территорию города Антор. Любые проявления агрессии строго запрещены и незамедлительно караются городской стражей. Антор - Даже стыдно в таком рванье заходить, - недовольно пробормотала Десси, придирчиво глядя на свои всё ещё босые ноги и лохмотья, покрытые пятнами засохшей крови. Ты же в реале в таком виде не разгуливаешь?

Интересно, хватит хоть на какую-нибудь одежду? А значит, придётся прогуляться по всем здешним улицам. Вздохнув, Десси поплелась вслед за мной по брусчатой дороге, невольно обхватив себя руками. Да уж, создавая стартовую одежду женским персонажам, разработчики забыли, что "Престол восьмерых" принудительно переносит в игру реальную внешность человека, и здесь не выйдет спрятаться за образом стройной эльфиечки.

А раз нет анонимности В общем, бронеливчики здесь будут не в цене, и мне предстоит увидеть куда более целомудренную игру, чем конкуренты по жанру. Узкие улочки Антора выглядели чисто и уютно. Им было неведомо, что такое бумажные обёртки, харчки и очистки от семечек, и здесь всегда царила чистота, недостижимая в нашей прогрессивной реальности. Народа, на счастье Десси, тоже было.

Живых игроков и вовсе почти не было, в основном нам встречались нпс, отыгрывающие простых городских жителей. Они ходили по городу либо стояли на месте, болтая о друг с другом о мирских делах.

А почему бы не прислушаться?

Трансмогрификация для девушек

Я остановился возле двух женщин, на вид простых домохозяек. Сейчас проверим, что умеет местный искусственный интеллект. Что у вас тут вообще стряслось? Вторая тётка - та, что загоняла речи про богов и проклятье, тут же открыла рот. Эта ничего дельного не скажет, лучше послушаем её более адекватную подругу. Деревья опали, животные будто вымерли, а нежить из своих могил повылезала.

Вы бы, кстати, в таком виде за ворота не выходили. На дорогах нынче небезопасно. Поняв, что больше в них не нуждаются, тётки потеряли ко мне интерес и снова принялись жаловаться друг другу на тяжёлую жизнь. А в ММО нпс как были с двумя извилинами, так и остались. Так что не о чем беспокоиться. Почему нельзя и здесь сделать для них нормальный интеллект? И игроки здесь должны взаимодействовать друг с другом. Дружить, ссориться, объединяться в кланы, воевать, а не играться с искусственными болванчиками.

Умный интеллект здесь будет только мешать. А слишком умный - ещё и отберёт хлеб у вирт-наёмников, а следовательно и у разработчиков, забирающих процент с любых сделок.

Тем временем мы вышли на небольшую площадь, в центре которой стоял засохший фонтан. Возле него отдыхали три игрока: Причём эти, в отличие от троицы, встретившейся нам у ворот, были одеты в скромную, но вполне приличную городскую одежду, и уже не походили на сбежавших узников концлагеря. Девушка в синем платье медленно кружилась, разливая вокруг себя веер оранжевого пламени из вытянутой руки. Двое спутников, сидя на бортике фонтана, наблюдали за ней со скучающим видом.

Я заметил, что он тоже лучник, второй за. Недолго думая, стрелок достал лук и, оставаясь в сидячем положении, натянул тетиву и прицелился в ближайшего прохожего. То есть в. Увидев, как мы с Десси кладём ладони на рукояти оружия, парень пересмотрел свой план и перевёл прицел в другую сторону.